Третейский энергетический суд



Как подать иск?


Медиация
Третья нейтральная сторона без судебной процедуры помогает сторонам восстановить возможность договариваться
подробнее


Наши сертификаты

Энергоснабжение

Главная страница / Публикации / Энергоснабжение

Условие о количестве товара

Гайнутдинова Г.К.,
Заместитель начальника юридического отдела
Предприятия "Энергосбыт" ОАО "Татэнерго"


Параграфом 6 главы 30 второй части Гражданского Кодекса РФ (далее по тексту - ГК РФ) законодатель выделил в самостоятельный вид договора купли-продажи договор энергоснабжения, уместив специальные нормы, определяющие особенности отношений, в десять статей закона (с 539 по 548 статьи ГК РФ), которые на первый взгляд могут показаться недостаточными и не регулирующими ряд вопросов и проблем, с которыми сталкиваются участники этих отношений.

Такое впечатление обманчиво, оно порождается упрощенным буквальным толкованием специальных норм об энергоснабжении, которое приводит к злоупотреблению прав и нарушению имущественных интересов, допускаемым сторонами договора энергоснабжения по отношению друг к другу. Видимость несовершенства норм кодекса рассеивается при более внимательном анализе специальных норм в системе с общими положениями об обязательствах (и договорах в частности), содержащимися в разделе третьем части первой ГК РФ, а также с общими положениями о договорах купли-продажи, содержащимися в главе 30 части второй ГК РФ.

Целью настоящей работы является освещение узкого, но немаловажного вопроса, касающегося условия договора энергоснабжения о количестве товара, который на практике очень часто расценивается как несущественное условие для данного вида договоров, в противоречие статьям 465 и 541 ГК РФ. Это в свою очередь приводит к многочисленным судебным спорам не только в ходе исполнения действующих договоров энергоснабжения, но и к спорам, возникающим на стадии установления договорных отношений (преддоговорным).

В силу положений пункта 5 статьи 454 ГК РФ общие положения о купле-продаже применяются к договорам энергоснабжения, если иное не предусмотрено специальными нормами об энергоснабжении. В отношениях по энергоснабжению энергия это товар, продавцом которого выступает энергоснабжающая организация, а покупателем является абонент, потребляющий энергию.

Статья 465 ГК РФ признает условие о количестве товара условием, необходимым для любого вида договоров купли-продажи, что придает данному условию статус существенного условия в силу закона, по смыслу статьи 432 ГК РФ. Если договор купли-продажи не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным. Действие комментируемой общей нормы о договорах купли-продажи не только не отменяется специальными нормами об энергоснабжении, но дополнительно воспроизводится в статье 541 ГК РФ, предусматривающей необходимость определения в тексте договора энергоснабжения количества энергии, подлежащего передаче. Количество товара может устанавливаться в единицах измерения или в денежном выражении.

Но в связи с тем, что специальные нормы об энергоснабжении различают две самостоятельных разновидности договора энергоснабжения, определяющим признаком каждого из которых является правовой статус покупателя и цели, на которые предполагается использовать покупаемую энергию, по-разному регламентируется и порядок определения условия о количестве.

I. В случае, когда абонентом выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, стороны не могут определить условие о количестве по собственному усмотрению в силу положений статей 421 и 422 ГК РФ, поскольку содержание соответствующего условия предписано императивной нормой, содержащейся в пункте 3 статьи 541 ГК РФ, предоставляющей право абоненту использовать энергию в необходимом ему количестве. Любое соглашение между сторонами, заключающееся в попытке урегулировать данное условие как-то иначе, либо отменить его действие, будет считаться недействительным, притом ничтожным в силу статьи 168 ГК РФ. Ничтожность такого соглашения повлечет за собой ничтожность условий договора из него вытекающих и условий, направленных на обеспечение исполнения данного недействительного условия, но не повлечет недействительности договора энергоснабжения в целом, поскольку отношения сторон будут урегулированы императивной нормой закона. Более того, стороны могут вообще не обговаривать данного условия в тексте договора, оно будет действовать в силу его урегулирования на уровне закона.

В данной ситуации появление в специальной статье об энергоснабжении данной императивной нормы ставит под сомнение сохранение существенного характера условия о количестве. Возникает вопрос: можно ли считать условие договора определенного вида, содержание которого предопределено императивной нормой закона, существенным условием договора? Превалирует точка зрения, сторонники которой считают, что следует строго придерживаться содержания статьи 432 ГК РФ, и если отсутствие условия в тексте договора не приводит к его незаключенности, то условие перестает быть существенным.

Однако при ответе на данный вопрос, не стоит ограничиваться содержанием статьи 432 ГК РФ, которая связала существенность только с моментом заключения договора, поскольку существенность условия проявляется далеко не при его заключении, а уже гораздо позже - на стадии его исполнения. Поэтому недостаточно оценивать условие на предмет его существенности только исходя из его влияния на факт заключенности договора. Считаю, не будет ошибкой признавать существенным то условие договора, отсутствие которого делает невозможным исполнить договор вовсе, либо не позволяет исполнить договор без нарушения интересов хотя бы одного из участников правоотношений. Исполнение с отступлением от существенного условия влечет за собой существенное нарушение, которое подпадает под признаки, перечисленные в статье 450 ГК РФ.

В этой связи следует говорить о том, что императивное предписание содержания условия и существенность условия лежат в разных плоскостях, критерии императивности и существенности несоотносимы. Существенность самого условия, как его качественная характеристика, определяется законом. Императивная норма определяет (конкретизирует) обязательное содержание данного условия, но не отменяет при этом его существенности. Существенность условия сохраняется при любом его содержании, важно чтобы оно было урегулировано для данного вида договоров вообще - сторонами либо законом не имеет никакого значения. Императивное предписание условия не отменяет его существенности, а скорее наоборот, подтверждает его существенность, поскольку в этом случае закон исключает возможность оставить это условие неурегулированным. Закон прогарантировал и обеспечил исполнимость договора по данному существенному условию при любых обстоятельствах, не оставив возможности породить между сторонами спора и привести к незаключенности договора.

Вообще, договор энероснабжения, абонентом по которому выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, нагляднее всего демонстрирует существенность императивно урегулированных условий договора и очень интересен с точки зрения теории.. Прежде всего, действием специальной нормы, содержащейся в пункте 1 статьи 540 ГК РФ, отменяется действие статьи 432 ГК РФ, и договор считается заключенным не с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора, а с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети. Но это вовсе не значит, что данный договор не содержит существенных условий. Более того, в силу императивного урегулирования всех существенных условий договора, таких как предмет, количество, качество, цена и ответственность, отпадает необходимость оформления договора в письменной форме. Единственный неурегулированный специальными нормами условие о сроках оплаты регулируется статьей 314 ГК РФ. А в связи с публичностью данного вида договора согласия энергоснабжающей организации на установление договорных отношений не требуется.

Однако следует вернуться к условию договора энергоснабжения о количестве, предоставляющего право гражданину использовать энергию в необходимом ему количестве, чтобы обратить внимание на то, что данное право сохраняется за гражданином только в пределах действующего договора энергоснабжения, а значит - при условии сохранения схемы подключения к присоединенной сети в установленном порядке и не сохраняется в случае потребления энергии в результате самовольного подключения к сети с нарушением установленного порядка присоединения. В последнем случае договор энергоснабжения не считается заключенным, поскольку ситуация противоречит пункту первому статьи 540 ГК РФ, а потреблённая в результате этого энергия составит неосновательное обогащение, возмещение стоимости которого должно быть осуществлено гражданином энергоснабжающей организации по правилам статьи 1105 ГК РФ, а возмещение неполученных доходов - по правилам статьи 1107 ГК РФ.

II. Когда абонентом выступает юридическое лицо, использующее энергию для осуществления своей уставной деятельности, либо индивидуальный предприниматель, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, использующий энергию для осуществления предпринимательской деятельности, условие о количестве согласовывается сторонами непосредственно в тексте договора отдельно на каждый промежуток времени и определяется в соответствующих единицах измерения энергии (например: кВт - при электроснабжении, гКл - при теплоснабжении).

Формулировку статьи 541 ГК РФ о том, что количество поданной абоненту и использованной им электроэнергии определятся на основании приборов учета, не следует расценивать как способ определения количества электроэнергии на момент заключения договора энергоснабжения, поскольку данное условие закрепляет порядок определения количества поставленной и уже полученной энергии в ходе исполнения договора энергоснабжения. В этой связи данная норма не является установленным законом способом определения количества товара по смыслу предложения второго части первой статьи 465 ГК РФ, предусматривающего возможность установления в договоре условия о количестве товара путем установления в договоре порядка его определения.

При установлении данного условия стороны должны принимать во внимание фактическую нуждаемость абонента в определенном количестве энергии (объективную необходимость), предельную проводимость сетей, по которым осуществляется энергоснабжение, (физическую возможность), объективную возможность энергоснабжающей организации обеспечить поставку энергии в определенном количестве абоненту (фактическую возможность). Другими словами, существенность условия о количестве товара предполагает необходимость установления между участниками гражданских правоотношений взаимоприемлемых и взаимовыгодных условий, не нарушающих права и имущественные интересы друг друга. Заключая договор и устанавливая условие о количестве товара, стороны должны придерживаться принципов разумности собственных действий и добросовестности исполнения принятых на себя обязательств.

В свою очередь условие о количестве порождает для сторон взаимные и корреспондирующие друг к другу обязанности, а именно:
  • у продавца возникает обязанность отпустить энергию в количестве, необходимом абоненту для нормального осуществления своей деятельности,
  • у абонента возникает обязанность потребить электроэнергию в запланированном объеме, не допуская возникновения у энергоснабжающей организации каких бы то ни было убытков.
По общему правилу в соответствии с положениями статьей 310 и 541 ГК РФ, у абонента по договору энергоснабжения отсутствует право изменять количество принимаемой энергии. В соответствии с пунктом 2 статьи 310 и пунктом 2 статьи 541 ГК РФ стороны при заключении договора могут предусмотреть в договоре право абонента изменять определенное договором количество принимаемой энергии в одностороннем порядке. Но поскольку статья закона обременила это право абонента одновременной обязанностью возмещения абонентом расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном договором количестве, размер которых сложно определить и еще труднее вычленить из общей массы расходов и подтвердить, эта норма очень редко применяется на практике. Однако очень распространенной является практика изменения условия договора энергоснабжения о количестве по взаимному согласию сторон уже после заключения договора на основании пункта 1 статьи 450 ГК РФ, соглашение об изменении совершается в той же форме, что и договор.

Несмотря на это при установлении данного условия абонент нередко регулярно пренебрегает точностью прогноза собственного электропотребления, что обнаруживается только на стадии исполнения договора, не исполняет принятого на себя обязательства потребить энергию в согласованном договором количестве и потребляет энергию в необходимом ему количестве, Это нарушение обязательства является основанием ответственности по смыслу статьи 401 ГК РФ, от которой абонент освобождается только в случае, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Гражданское законодательство предусматривает две формы ответственности, такие как возмещение убытков и уплата неустойки. Право на возмещение убытков универсально и применяется независимо от наличия договорных отношений. Но в силу статьи 400 ГК РФ по договору энергоснабжения право на полное возмещение убытков ограничено до пределов взыскания реального ущерба статьей 547 ГК РФ, размер которого бывает крайне трудно определить.

Более удобным в применении и действенным способом обеспечения исполнения условия о количестве представляется привлечение абонента к ответственности в форме взыскания неустойки, право на которую должно быть в письменной форме предусмотрено в тексте договора энергоснабжения. Предвосхищая подобную ситуацию и во избежание в будущем необходимости доказывать факт причинения убытков недобросовестными действиями абонента по правилам статьи 330 ГК РФ, энергоснабжающая организация имеет право на стадии установления договорных отношений прийти к соглашению о включении в договор условия, обязывающего абонента платить договорную неустойку в форме штрафа, исчисляемого в процентном отношении от стоимости излишне потребленной или невыбранной абонентом энергии.

Но при формулировке данного условия иногда допускается ошибка, которая вместо неустойки предусматривает повышенную цену на излишне выбираемую абонентом энергию и определенную цену на непотребленную энергию. Подобная неточность формулировки приводит к недействительности условия по причине его противоречия требованиям законодательства и необеспеченности существенного условия договора.

Общее правило о купле-продаже, содержащееся пункта 3 статьи 466 ГК РФ, допускает дополнительное согласование цены на излишне полученный товар и при обычном договоре купли-продажи установление повышенной цены было бы правомерным, но контролируемое государством ценообразование и установление тарифов на энергию на законодательном уровне делает это невозможным. Тогда же, когда устанавливается цена на невыбранный товар, ситуация противоречит природе отношений по купле-продаже, так как товар, подлежащий оплате, отсутствует вовсе.

Не менее надежным способом обеспечения соблюдения условия о количестве и исключения возникновения убытков в результате невыборки энергии является одновременное использование энергоснабжающей организацией закрепленного на подзаконном уровне права на получение полной предварительной оплаты товара с последующим заявлением требования об оплате невыбранного количества товара в полном объеме в соответствии с пунктом 4 статьи 486 ГК РФ.

г. Казань, ул. Островского, д.23/1, 3 этаж, здание Комитета по транспорту г.Казани
(843) 292-67-31